Знакомьтесь, Devouring Chaos



Devouring ChaosРомантичный город промозглой слякоти и плачущего неба породил новый интерес для поклонников тяжелой сцены. Скоро в перечне мероприятий, которые нужно посетить, замелькают развеселые гиги с участием нового коллектива – Devouring Chaos. Откуда взялись эти парни, спросите вы, и почему к ним такой интерес? Под вывеской нового музыкального проекта вы встретите знакомые вам имена – это басист Игорь Сластухин, гитаристы Николай Лукашевич и Игорь Шилькрут из группы «Грааль», за барабанами Граф Ненависть, известный по творчеству в коллективе Skogmark. А знакомство с вокалистом Johnny Violence, недавно сменившим родной солнечный Техас на приветливую сырость Северной столицы, будет, несомненно, интригующим. Далеко не каждая петербургская команда может похвастаться тем, что у микрофона стоит певец и диджей из США, предпочитающий рок-лирику с политической подоплекой.

Insurgent: Почему вы выбрали такое вызывающее вычурное название, какой смысл в него вложили?

Devouring Chaos Johnny ViolenceJohnny Violence: Хаос – это часть Вселенной. Хаос – катализатор изменений, хаос поглощает все. Думаю, что в музыке, которую мы исполняем, и в музыке, которую каждый из нас слушает, присутствует элемент хаоса.

Insurgent: В каком жанровом направлении вы намерены работать в ближайшем будущем?

Николай Лукашевич: Что-то в стиле трэш-хеви, может быть, трэш-хардкор. Основная стилистика – классический трэш. Пока будем разбираться с конкретным направлением, нам нужно понять, что мы вообще делаем. Составляем сейчас несколько треков, из них выберем один, в стилистике которого мы будем играть дальше. Мы в процессе.

Игорь Сластухин: Но основное – это все-таки трэш-метал.

Insurgent: Можно ли сказать, что у вас сейчас время, когда вы пробуете делать что-то новое, что вы раньше не делали?

Johnny Violence: Материал, с которым мы сейчас работаем, для меня новый.

Николай Лукашевич: Есть такое. Поскольку пока все неопределенно, непонятно.

Insurgent: Почему было решено приостановить деятельность проекта «Грааль»?

Николай Лукашевич: В связи с невозможностью вокалиста репетировать. Вокалист Арсен Османов не отказался с нами работать, а просто прекратил деятельность на неопределенный срок по семейным обстоятельствам.

Insurgent: Будете ли вы с проектом Devouring Chaos исполнять песни «Грааля»?

Игорь Сластухин: Нет. Но вообще, первый трек с самого начала предполагался для «Грааля».

Devouring Chaos Николай ЛукашевичНиколай Лукашевич: Для второго альбома «Грааля». Но мы подумали, что он слишком тяжелый, вот и попробовали его здесь. Джонни внес свой вокал довольно-таки интересно. Зазвучало уже не как хеви, по-другому, поновее. По-моему, треки «Грааля» играть здесь – это нецелесообразно, сложная работа будет у вокалиста – авторский текст переделывать на английский язык и чтобы он еще при этом звучал нормально. Мы не будем этим заниматься и тратить время.

Insurgent: Кстати, о первом треке Devouring Chaos, «Slaughter the Innocent». О чем эта песня, кто ее написал, почему именно с этой композиции вы начинаете новый этап творческой деятельности?

Игорь Шилькрут: Музыку написал Николай.

Николай Лукашевич: Музыку сделал я, но на нее не было текста, не было вокальной линии. Джонни написал текст, придумал название.

Johnny Violence: Наша первая песня описывает государства и их действия, они мучают другие государства, развязывая войну ради собственной выгоды. Именно это и происходит сейчас в мире – события на Ближнем Востоке, в Восточной Европе, в Африке. Набирают мощь силы, сеющие смерть и разрушение.

Insurgent: У Devouring Chaos будут песни на английском или на русском языке?

Николай Лукашевич: Только на английском.

Johnny Violence: На английском, по крайней мере до тех пор, пока я не научусь писать на русском.

Insurgent: Какую работку над ошибками вы хотели бы провести? Что-то в предыдущем проекте, возможно, не получилось, а теперь вы бы это непременно хотели реализовать?

Johnny Violence: Думаю, работая вместе, мы с этими талантливыми ребятами имеем большое будущее для нашего творчества. Мне нравится, в каком направлении идет работа.

Devouring Chaos Игорь СластухинИгорь Сластухин: Работу над ошибками мы проведем. По поводу записи (альбом группы «Грааль» «Империя смерти» – примечание Insurgent). В прошлый раз происходило все это очень тяжело. Одна студия закрылась, пришлось идти на другую. Взяли звукорежиссера со студии, он оказался не очень хорошим человеком, очень нас подставил, поэтому нам пришлось сведение на Украине делать, в Харькове, отправлять туда наши треки, там уже доводить до ума. Вдобавок мы были вынуждены дописывать некоторый материал у Коли дома – гитары. Вот эти проблемы решали, делали запись дома – гитары и вокал.

Николай Лукашевич: Чтобы дело двигалось быстрее.

Игорь Шилькрут: Основная проблема в предыдущем проекте – мы состав собирали очень долго. Успели перепробовать уйму людей, как барабанщиков, так и вокалистов, и много раз одни и те же песни, которые писали изначально под один вокал, мы переделывали. В итоге получали неплохой результат, но здесь мы написали первую песню, Джонни сделал вокал, и нам это сразу же понравилось. Вполне возможно, что если б мы в предыдущем проекте изначально собрали бы сильный состав, то результат был бы лучше. Это было бы и быстрее, и качественнее, и интереснее.

Insurgent: Вопрос к каждому участнику группы. Какое свое музыкальное достижение вы считаете самым значимым на данный момент?

Devouring Chaos Граф НенавистьГраф Ненависть: Группа Skogmark, где я пою. Общий образ, именно поведение, модель, закрепленная за мной, сумасшедше игривая подача. Альбом «Осень-зима», который сейчас, наверное, мой самый любимый. Сейчас мы записали половину следующего альбома, он дико блэковый, дико лютый, так что я пока не знаю, какой альбом мне больше всего нравится, но, наверное, пока «Осень-зима». Пока это, наверное, в Skogmark’e мои самые большие достижения. Ранее тоже был опыт записи, но не получалось во все это вложить столько ненависти, столько зла и истерики. Так что пока Skogmark.

Игорь Сластухин: Ну, у нас группа «Грааль». Это, пожалуй, лучшее. Да, группа «Грааль».

Николай Лукашевич: Группа «Грааль» и группа Healer. Из Healer я недавно ушел по определенным причинам. Надо новому проекту время уделять, времени просто нет на кучу проектов. Достижением является альбом группы «Грааль», а также выпуск альбома группы Healer, когда я был в составе этого коллектива.

Devouring ChaosИгорь Шилькрут: Конечно же, «Грааль». Но один из самых запоминающихся, самых важных моментов был, когда в одном из клубов, где мы выступали, все было достаточно печально, но когда мы начали играть, зрители очень сильно расшевелились. В тот момент показалось, что наша музыка действительно заводит народ.

Johnny Violence: В Далласе я играл в панк-хардкор группе, а также участвовал в электронном индастриал-проекте. Еще я был диджеем лет, наверное, тринадцать. Мой наибольший успех – это промоушн и диджеинг. Я был диджеем на радио, в клубах, на рейвах.

Insurgent: Разве диджеи не отдают предпочтение танцевальной, клубной музыке?

Johnny Violence: Я играл в танцевальных клубах, на крупных мероприятиях, больших фестивалях, open air. Что касается меня, то я люблю музыку в целом. Мне нравится http://insurgent.ru/sites/all/modules/bueditor/icons/x1.pngполитически ориентированная музыка. Вне зависимости от жанра.

Insurgent: Группе «Грааль» доводилось играть на разогреве у крутых знаменитостей?

Николай Лукашевич: «Беркут», «Мастер».

Игорь Шилькрут: Ну, они не очень крутые. Подразумевалось Kiss, Iron Maiden, Оззи Осборн.

Игорь Сластухин: Предлагали Sister Sin разогрев, но из-за вокалиста все обломалось.

Игорь Шилькрут: Какой Sister Sin, Оззи Осборн!

Insurgent: Судя по альбому группы «Грааль», у вас есть склонность к эпичности и к длинным композициям минут на шесть, чтоб было что послушать, стремление оттачивать все до идеала.

Николай Лукашевич: Есть такое, естественно.

Игорь Сластухин: Неподготовленными на сцену выползать мы не хотим.

Игорь Шилькрут: Опять же, был опыт. Закончилось, как всегда, все не очень хорошо.

Игорь Сластухин: Только не рассказывай про «Scorpion club», когда мы там были выбухи пьяные.

Игорь Шилькрут: Нет, мы там были пьяными, а не неготовыми. А так мы пытались на нескольких концертах играть новый материал, ну совсем новый, и если мы его хотя бы немного не оттачивали, то получалось, что один где-то ошибется, второй ошибется…

Игорь Сластухин: Ну, не всегда, на самом деле.

Devouring ChaosИгорь Шилькрут: Как правило, у нас с барабанщиком были определенные проблемы. Если барабанщик что-то не то начинает играть, соответственно, вся группа начинает…

Николай Лукашевич: Лажать!

Игорь Шилькрут: Если материал не отточен, его не только на сцену, его даже записывать нельзя. Как правило, запись – это гораздо сложнее, чем сцена. Потому что на записи слышен даже самый незначительный косяк.

Insurgent: А публика в зале как реагирует?

Игорь Шилькрут: В том и прелесть, что публика в зале может и не заметить косяк. Но для всей группы это серьезный момент, если кто-то ошибается, настроение падает, меньше энергии отдаешь публике, меньше отклик зала. Получается, что выступление уже не то. Если посмотреть, у большинства групп, по-моему, такая проблема.

Insurgent: Граф, как ты считаешь, что нужно группе, чтобы поскорее выйти на сцену?

Граф Ненависть: Четкое понимание мира и четкое понимание того, где ты здесь и сейчас. Нужно жить этой минутой, не тратить время попусту и строить свое будущее. Понимать, что если ты приходишь потусить с друганами на репетицию, то, скорее всего, твоя группа обречена на провал. Если ты приходишь работать – это залог успеха. Плюс занятия, преодолевание себя и четкое понимание, что именно ты сегодня будешь делать, чем сегодня ты будешь заниматься, что именно будешь исправлять в себе.

Insurgent: Правда ли на концерте настроение у группы уже не то, если барабанщик допускает оплошность?

Devouring ChaosГраф Ненависть: Да. Ну, про Skogmark мне сложно сказать (Граф Ненависть вокалист Skogmark – примечание Insurgent). Но если кто-то начинает лажать, меня это очень задевает, но там это на пользу, это сумасшествие, это просто сорок минут сумасшествия. На одном из последних концертов у нас были проблемы с сессионным барабанщиком, в середине выступления я подошел к нему, спросил: «Вообще, ты ориентируешься, где ты, ты слышишь, что мы играем?» Он ответил «Да» и продолжил играть что-то абсолютно левое. Это, конечно, обидно, потому что в твоем представлении твоя музыка самая лучшая на свете, какой-нибудь там Джой Джордисон в маске сидит в конце зала и слушает, вот я пришел, вот я сейчас вам выпишу контракт, я вас заметил. Хотя на самом деле всем плевать на тебя и твою группу. Но твои амбиции не дают отреагировать спокойно, потому что думаешь «Мы же можем лучше!»

Insurgent: Какие планы на ближайшее будущее? Вы только начинаете работу, или уже есть какой-то багаж, материал, который нужно записывать?

Николай Лукашевич: Только начинаем. Есть наработки, которые рождаются сами по себе, мы хотим их тут же брать в оборот. Желательно сразу записывать в студийном варианте. Когда будет уже хотя бы треков девять, можно будет подумать и о выступлении. В планах сцена, и не только Россия. А то, что касается уже не только России, может сказать представитель западного мира.

Devouring ChaosJohnny Violence: Сейчас мы создаем материал и в ближайшем будущем что-нибудь из него запишем.

Игорь Сластухин: Мы скажем так: чем скорее выйдем на сцену, тем лучше. Нужно постараться побыстрее. Но нужно еще, чтобы все было качественно.

Николай Лукашевич: Дело в том, что мы хотим все делать побыстрее. Когда группа постоянно на репетиционной точке, нет практики выступлений на сцене, коллектив начинает разваливаться. Будем стараться как можно быстрее выйти на сцену. И записывать материал, выкладывать, чтобы народ слышал, что мы работаем, а не бьем баклуши. Надеюсь, людям понравится.

Insurgent: Желаем вам удачи! Ждем Devouring Chaos на сцене.

 

Материал подготовила Александра Прозорова
Фото: Елизавета Сластухина